Владимир Путин “Мы вот вчерась попили пивка с Симбочкой и договорились...”

Simba “Вот чего он несёт! Я приличная дефачка!”

Константин Крюков: «Мы все здесь не навсегда»

Добавил: admin 4 декабря, 2009 в рубрику Звёзды. Вы можете следить за всеми новыми комментариями к этой записи по RSS 2.0. Вы можете оставить комментарий или TrackBack на эту запись.

b_a2ecc5e22a22a5490faea5762b6ef3bcС Константином Крюковым мы договаривались об интервью на 7 ноября, но именно в тот день у него в семье случилось несчастье. И встречу он перенес на 11-е, на следующий день после похорон мамы — Алены Сергеевны Бондарчук
— Константин, примите наши соболезнования. Вы сильный человек: несмотря на семейную трагедию, не отменили интервью и согласились поговорить о маме.

— Понимаете, я сам и вся наша семья — мы верующие люди и считаем, что люди не уходят, а продолжают быть, просто в другом месте. Надо жить дальше, и жить достойно, чтобы они смотрели оттуда и радовались тому, что ты делаешь.

— Хотелось бы вспомнить вместе с вами, какой была Алена Сергеевна.

— Мне не хочется много говорить на эту тему. Для нас всех это огромное горе, очень рано она ушла. Для меня, как, впрочем, и для всей нашей семьи, мама была связующим звеном, в первую очередь — в духовности. Она во многом направляла нас, наши души и нашу совесть. Для меня мама всегда была путеводной духовной звездой. Папа был примером, как надо действовать, а мама — примером, как надо чувствовать.

— У Алены Сергеевны был рак. Но все-таки её уход стал неожиданностью.

— Это всегда неожиданность, к этому нельзя подготовиться.

— Как мама боролась с болезнью?

— Как можно бороться с болезнью? С помощью врачей. Мы намеренно ни с кем об этом не говорили и не будем говорить, потому что это касается только её и нашей семьи.

— У вас подрастает маленькая дочка. Что будете ей рассказывать о бабушке?

— Они много общались, и моя дочь очень любит бабушку. Люди вокруг моего ребенка, начиная с меня и моей уже бывшей жены, — люди рациональные, немножко другого склада ума и характера, а Алена Сергеевна в этом окружении была самым артистичным человеком. Она с внучкой постоянно играла в кукольные домики, имитировала голоса игрушек, и Юленька всегда была в бешеном восторге от моей мамы. Для нее бабушка была таким сверхживым человеком, который всегда устраивал огромный праздник игры, фантазии. Все время, проведенное вместе с Аленой Сергеевной, было для Юляшки настоящим праздником. К тому же они и внешне похожи. Я не знаю, как Юля будет выглядеть в 20 лет, но думаю, что какие-то черты моей мамы у нее обязательно будут.

— Юля ещё слишком мала, чтобы осмыслить все произошедшее. Как вы ей все объяснили?

— Так же, как мне в детстве объясняли. И, наверное, как и во всех православных семьях: мы все здесь не навсегда, и в какой-то момент мы переходим в иной мир, где есть Бог и все по-другому. Ничего о том мире мы рассказать не можем, потому что никто там не был, но каждому предстоит. И Юле в том числе, и мне.

— Как чувствует себя ваша бабушка, Ирина Константиновна Скобцева?

— Думаю, что ей этот удар перенести тяжелее всего, потому что в своей жизни она потеряла двух близких людей от этой болезни. Но Ирина Константиновна держится. Мы получили огромную поддержку от нашего окружения, многие люди помогают нашей семье перенести утрату. Вот вчера были похороны, мне и всем родственникам было гораздо легче, потому что рядом были мои близкие друзья, Федины, Аленины, Иришины друзья. Когда чувствуешь опору в людях, которые тебя окружают, добро, идущее от них, это очень успокаивает.

— Костя, а мама была строгой?

— Мое детство прошло за границей, но мама была олицетворением русской православной культуры. Я вырос в Швейцарии на европейских ценностях, европейском телевидении и жвачках. Кому-то родители в детстве читают «Незнайку», а мне мама читала Достоевского. И всю жизнь она пыталась поддерживать во мне ощущение того, что я русский и принадлежу к величайшей культуре. А папа у меня космополитичный и либеральный человек, к тому же он из совершенно другой среды, занимается бизнесом, профессор, доктор философских наук — такой человек мира. Мама же, наоборот, была очень привязана к России. И все, что есть во мне в этом смысле, — от мамы.

— Вы дружите с двоюродными сестрой и братом Сергеем и Варварой? С Натальей Бондарчук общаетесь?

— Я общаюсь с Федиными детьми, к тому же мы соседи. А с той родней нас связывает не так много.

— Ваша семья — это целая история, вписанная в историю нашей страны. Вы чувствовали в детстве какую-то свою исключительность?

— Вы знаете, для себя я вырос в семье Крюковых. Для меня авторитетом всегда был отец. Первую часть своей жизни я двигался исключительно в его векторе. Я геммолог, окончил юридическую академию. Так что в первую очередь я сын своего отца, во вторую очередь несу ответственность перед самим собой. А дальше уже идет семья, династия. Я сам себе такой ярый критик, что вся остальная социальная ответственность в виде семьи всегда является более мягкой. Я в ответе перед самим собой, а не перед семьей.

— Федор Бондарчук, узнав о трагедии, отложил все съемки. Что будет с вашими запланированными делами?

— Многое, конечно, отменилось, потому что появилось огромное количество дел, которые нужно делать именно в связи с этими событиями. Но сидеть дома и молча переживать в грусти — мне кажется, это не то, чего мама от нас хотела. Поэтому мы, так или иначе, дальше живем и работаем. Наша семья очень любит работать.

— Да, то, что вы любите работать, нам известно. Сейчас у вас столько премьер выходит. И скоро премьера фильма, в котором вы сыграли вместе с Аленой Сергеевной.

— Да, в январе ожидается премьера Сергея Александровича Соловьева «Одноклассники». Именно эта картина стала последней для мамы, мы вместе с ней снимались. Она сыграла в фильме маму моего героя. У нее очень положительная и смешная роль и в то же время очень трогательная. Вообще весь фильм трогательный. Все люди, которые участвовали в проекте «Одноклассники», стали нашей маленькой семьей, передружились и вошли в жизни друг друга. У меня есть уже опыт работы в разных проектах, с разными людьми, начиная от большого телевизионного опыта и продолжая киноопытом, а работа с Соловьевым — это большая радость, полет творчества, низкий поклон ему за это.

— Какие работы ещё готовятся к выходу на большой экран?

— Скоро несколько довольно разноплановых премьер. 1 декабря выходит фильм «Пикап». Меня очень сильно видоизменяли для этого фильма, потому что разница между мной и моим героем колоссальная. За то время, что я работаю в кино, начал складываться стереотип, кого может играть Крюков. Мне захотелось его сломать. Надеюсь, этот фильм положит начало расширению спектра моих ролей.

— Теперь собираетесь играть только нехарактерных для себя героев?

— Не знаю, пока у меня таких ролей было две — в «Пикапе» и в проекте «Луна, луна», который тоже скоро выйдет. Ещё очень жду выхода картины «Generation П» — где она, я так и не понял. Анонсируется фильм уже очень давно, а в итоге никто не знает, когда он выйдет. И скоро появится небольшая амбициозная комедия, снятая нами в Одессе, называется «Пистолет Страдивари».

— У вас скоро выходит ещё и ювелирная коллекция.

— Ювелирное искусство стало занимать много места в моей жизни в последние два года. В декабре произойдет старт всего, что мы готовили все это время. С детства мечтал, что займусь этим. Из моего первого, геммологического образования вырос просто феерический интерес к этой отрасли. Какое-то время это выражалось в том, что маме сделал кольцо, кому-то — ещё что-то. Два с половиной года назад я нашел партнера, и он готов пойти на все мои условия. Я не продавал свое лицо, не выступаю с рекламным лозунгом — это все, от начала до конца, произведенное мной изделие. Особенности этого проекта в том, что у нас ограниченный тираж. Мы не хотели быть посредственными, я хочу стать российским ювелирным брендом. Это не просто красивые вещи, они несут за собой идею. Например, у нас есть запонки в виде масок, у масок перевязаны глаза, на повязках написано «Forgive me» — «прости меня». Эти запонки олицетворяют человеческие поступки, потому что есть белые поступки, а есть черные.

— Через десять лет чем будете заниматься?

— Не знаю, жизнь меняется так быстро. Например, если бы мне пять лет назад сказали, чем я буду заниматься сегодня, я бы сказал: «Ребят, вы что, с ума сошли?» Но мне бы хотелось, чтобы через десять лет я был занят в кино в качестве режиссера, у меня было ювелирное дело и ещё два столпа — живопись и литература.

Наше досье

Константин Крюков родился 7 февраля 1985 года в семье актрисы Алены Бондарчук и предпринимателя Виталия Крюкова.

В 2001 году окончил Геммологический институт Америки. Снялся в картинах «9 рота» (2005), «Нулевой километр» (2007).

Был женат на психологе Елене Варшавской, которая родила ему дочь Юлю.

Алена Бондарчук родилась 31 июля 1962 года в Москвев семье режиссера Сергея Бондарчука и актрисы Ирины Скобцевой.

Снялась в фильмах «Тихий Дон» (1992), «Я остаюсь» (2007), «Гаишники» (2009).

Скончалась 7 ноября 2009 года в Москве от рака.

5 комментариев “Константин Крюков: «Мы все здесь не навсегда»”

  1. :

    Видел уже где то…

  2. :


    Ну этого можно было ожидать…

  3. :

    Интересно! Все бы так писали :)

  4. :

    Немного провакационный пост. Поэтому такие и комментсы :)

  5. :

    Информация занимательная. Спасибо. Хотелось бы только апдейтов почаще

Оставьте свой комментарий

Реклама